Mark Budman

Writer. Editor. Inventor.

MLFT Russian

Жизнь с Первой Попытки
My Life at First Try

ISBN-10: 158243400X
ISBN-13: 978-1582434001
Издательство: Counterpoint Press
2008 г.
Язык оригинала: английский
Объем рукописи на английском: 218 страниц
Автор: Марк Будман (Mark Budman)

Глава 1. Первая Песня

1954 год. Мне четыре. Мама в черной меховой шубе и валенках тянет мои санки по хрустящему сибирскому снегу. Мех до сих по дешев в этих краях. Мой двухлетний брат сидит сзади меня; его варежки вцепились мне в рукава. Я погонщик северных оленей. Я пою песню о том, что вижу: о тракторе, который тянет за собой бревно, чтобы очистить дорогу от снега; о магазине, где на огромном плакате цвета мятой клубники рабочий и крестьянин бьют молотом врагов Отчизны. Я пою о дяде, который лежит на тротуаре вниз лицом: он наверное пьян, но я пою, что враги застрелили его – он оборонял наш город. Я пою о дядях, которые бьют друг друга по морде. Они – боксеры и тренируются, чтобы защищать Родину. Я пою о милиоционере в беличьей шапке с опущенными ушами и в лосином тулупе, перекрещенном блестящими ремнями. На его плече – винтовка. Он говорит тем, кто смотрит на боксеров: “Продвигайтесь, граждане, продвигайтесь”. Он выглядит как настоящий воин. Я бы дал ему медаль.  Я пою о девочке в других санках. Она убирает шарф с лица и показывает мне язык. Я думаю, что это девочка, потому что на ней красная шубка, а на мне и брате – черные. Мое лицо тоже обвязанно шарфом. Мои слова звучат странно, как будто я инностранец, хотя это не так – до поры до времени.
Когда я выучу алфавит, я запишу эту песню.
Мы живем в деревянном доме. Одна комната для нас, другая – для Петровых. Над моей кроватью висит ковер с зайцами, белками и ежами. Я им говорю “спокойной ночи” перед сном. На другой стене – плакат с солдатом, играющим на аккордеоне. У него зубы белые, как у ребенка.
Товарищ Петров – мясник: так сказала моя бабушка. Но мясники едят мясо, а Петровы едят только картошку, чечевицу, хлеб и чеснок. Их сын Мишка – моего возраста.
– Как тебя зовут? – спросил он, когда мы познакомились.
– Саша.
– Это девчоночье имя.
– Нет. Был такой знаменитый греческий царь – Александр.
– Тебя что – назвали в честь царя?!
Мишка говорит, что его папа убил пять мужиков в драке и что он может согнуть подкову голыми руками. Он носит на поясе большой ножик и у него есть татуировки.
А еще Мишка говорит, что его сестра Маша не может писать на стенку. Я ее жалею: даже мой духлетний брат может, а Маше – уже десять.
По вечерам мама читает нам Лонгфело в Бунинском переводе – пока мы пьем
индийский чай. Я ничего не знаю про Индию, кроме того, что она – наш друг. Я люблю Гаявату: он почти как русский.
Я спросил папу, сколько людей он убил. Он сказал, что он стрелял в немцев во время войны, но не знает, попал или нет.
Прошлым летом, когда я играл во дворе, двое зэков, освободившихся после смерти Сталина, хотели меня украсть. Меня спасла бабушка: она взяла топор и они убежали. У нее нет винтовки, но она может расколоть полено с одного удара. Ее зовут Аня – это самое красивое девчоночье имя на свете.
Мой дедушка еще сильнее. Он может схватит медведя за лапу, раскрутить над головой и забросить за край тайги. Мой папа учитель: он все знает.
Сталин заслал сюда бабушку и дедушку рубить лес, и мои родители добровольно поехали с ними: вот как мы сюда попали. Мишка тоже не любит Сталина. Он говорит про него: “еб-твою-мать”. Когда я его спросил, что это такое, он сказал, что это когда взрослый дядя все еще сосет мамкину грудь.
Когда я вижу портрет Сталина, я шепчу “еб-твою-мать”. У Сталина большие усы – он наверное щекочет грудь своей маме. Я никогда не видел ее портрета, но она этого заслуживает – раз воспитала такого сына. А грудь у нее наверное – как у ведьм из “Макбета”. Мама говорит, что мне еще рано его читать, но я уже видел картинки.
Мое дыхание оседает капельками на шарфе, и они сразу же замерзают. Моя песня разливается широко, как Сибирская река летом. Я счастливый погонщик северных оленей.